Брацкий альманахъ
www на сайте
Яндекс 
необходим Интернет
Ангара

Братск

О городе

Герб Братска
Гимн Братска
Флаг Братска
Карта Братска

Значки, марка...

Нас любила вся страна

В.М. Рудых
Главы из книги
Город Братск

показать оглавление

Приложения
От проекта
       к реализации

Из Летописи Братска

Фото
 Братск строится
Северный район
Падунка
Южный район
Братчане

Из истории города
Палаточные городки
Журнал "Материк"
Первые шаги
        Братскгэсстроя

Журнал "Тайга"
Зеленый городок
Книга "Братский ЛПК"
Незабываемые годы

Из истории БЛПК
Главы из книги
  Братский ЛПК

О чем писал
  "Братский лесохимик"

Краткая хронология
Немного картинок

TV в Братске

Сто вопросов о Братске

ЗЕЛЕНЫЙ ГОРОДОК


Источник: журнал "Тайга", №2(4), 2003 г.

Текст: Борис Сальников

Палатки, палатки, палатки...
Зелёные поначалу, они выцвели с течением времени, но и белесо-серые, они оставались домом для более чем полутора тысяч человек.
В палатках располагались магазины, почта, между палатками обустраивались спортплощадки. Зимой хозяйство зелёного городка требовало особого внимания:
В морозные дни на отопление палаток уходило более 500 кубометров дров в сутки...

Когда журнал "Тайга" предоставил нам возможность на своих страницах повспоминать о жизни в Зеленом городке, я обратился к бывшим его жильцам. Их оказалось много, этих уже довольно пожилых людей, которые с удовольствием рассказывали о своей необыкновенно интересной молодости. А начать мы решили с руководителя этого большого и сложного хозяйства поселков, начальника ГЖКХ-1 АБАЛАКОВА Ивана Николаевича.

Иван Николаевич приехал на строительство Братской ГЭС, имея за плечами 17 лет трудового стажа, из них 12 лет службы в армии и участие в войне, и являясь инвалидом войны.

Предоставляем ему слово:
– В 1954-55 годы людские ручейки, а потом и потоки устремились в сторону Братска, такой поток подхватил и меня. На мое несчастье (или счастье), когда я приехал, создавалась жилищно-коммунальная контора Левого берега. Мне предложили ее возглавить, на что я возразил: – Я же механик! – Вот и механизируй коммунальное хозяйство! – сказали мне. Вообще летоисчисление существования жилищного хозяйства в Братске нужно считать с Зеленого палаточного городка, расположившегося на левом берегу Ангары выше створа плотины и ниже старинной деревни Падун. Соседство Ангарской изыскательской экспедиции Гидроэнергопроекта избавило первостроителей Зеленого от устройства шалашей, ночевок у костров. Первые установленные палатки в сочетании с хозяйством геологов – это уже цивилизация. В 142 палатках около 800 холостяков и 140-150 семей жили нельзя сказать, чтобы с комфортом, но в тепле, в «светле», в элементарном обслуживании и удовлетворительных санитарных условиях. Поддерживался нормальный общественный порядок. Была крепкая народная дружина. Магазины, почта располагались тоже в палатках. В Зеленом городке работали баня, прачечная, парикмахерская и конечно больница. В клубе изыскателей регулярно демонстрировались фильмы, каждый вечер было оживленно на танцплощадке, в 1956 году уже действовал клуб «Ангара». Ликвидировали палатки к 7 ноября 1956 года. Последняя палатка упала в 10 часов утра под восторженные возгласы митинга, который проводил А.М.Гиндин у конторы Падунского СМУ.
Кроме палаток к концу 1956 года в Зеленом городке было построено 18 двухэтажных брусовых домов Б-8-50 и несколько сборнощитовых 4-хквартирных домиков Щ-4.

Все эти сооружения в 1961-62 годах, когда началось заполнение Братского моря, были снесены.

Вести хозяйство Зеленого городка было очень хлопотно. Вспомнить хотя бы только то, что в сильные морозы в сутки расходовалось 500 кубометров дров. С большой ответственностью эту труднейшую работу делали Иннокентий Захарович Черемных, Кузьма Захарович Игошин, Гайда Михаил, Соболев Иван, Пушкарев И.А., Климов С.А. Все они – участники войны.

Слово САЛЬНИКОВУ Б.С., работавшему в то время на строительстве ЛЭП-220кВ Иркутск-Братск:
– В июле 1956 года мы с Женей Верещагиным, секретарем комитета комсомола встречали на 23-м разъезде молодежь, приехавшую по путевкам комсомола на строительство Братской ГЭС. Всех 151 человека, прибывших с этим эшелоном, комитет комсомола Братскгэсстроя передавал на наш 4-й участок строительства ЛЭП. Большинство приехавших были девушки. Всех посадили на бортовые машины, оборудованные сидениями для пассажиров (автобусов тогда было мало на стройке). И вот мы с песнями едем в Анзебу. Здесь, разместив приехавших в бревенчатых бараках, сразу начали оформлять на работу и распределять по прорабствам участка.

По мере того, как начальник нашего участка Ротфорт Михаил Семенович набирал группу на какое-нибудь прорабство, их сразу отправляли на автобусах в Тангуй, в Покосное, в Александровку. А меня с двумя бригадами девушек Ротфорт отправил в Падун, в Зеленый городок, где организовывался полигон по изготовлению сборных железобетонных подножников для фундаментов опор ЛЭП.

И вот мы едем через старую сибирскую деревню Падун с избами из толстых лиственичных бревен. Я немного волнуюсь. Сейчас я увижу створ величайшей в мире Братской ГЭС. Увижу то, о чем мечтал и из-за чего собственно приехал сюда.
Вот он, Зеленый! Палатки, палатки, палатки. Они уже не зеленые, а белесо-серые, выцвели на солнце. Нас подвезли прямо к Падунскому порогу. Он так шумел, что было трудно разговаривать. Недалеко от конторки полигона стояли две палатки для приехавших девчат. А я получил на складе кровать, постель и поселился в конторе, в пристроенном к ней закутке из досок.

На полигоне уже заканчивалось строительство бетонного узла у самого уреза воды. К нам пришел пожилой арматурщик, который стал обучать девушек вязать арматурные сетки и каркасы.

Нам, двум мастерам, мне и Анатолию Лупарю, моему однокашнику, предстояло руководить этим производством. В этом нам здорово помогал Каторгин Федор Михайлович, опытный специалист по железобетону.

За август, сентябрь и октябрь нужно было изготовить 1500 подножников.
Полигон заработал. Но темпы нашего производства были недостаточно быстры для того, чтобы до ноября выполнить задание.

Ротфорт приезжал в Зеленый с трассы через неделю, через две. По своему обыкновению он кипятился и с присущим ему остроумием орал на нас: «Мертвое царство! Детский сад! Похоронное бюро! Вы меня в гроб вгоните!.. …!!!» и т.п. После первого такого представления мы, подыгрывая Ротфорту и перефразируя Ильфа и Петрова, назвали наш полигон «Конторой по заготовке железобетонных рогов и копыт».

Мы все время думали, как ускорить выпуск подножников. Выход был найден до гениальности простой. Формы выкапывались прямо в грунте. Благо вокруг полигона на берегу у Падунского порога был плотный илистый грунт на идеально ровных площадках. В грунтовых формах, как в опалубке, и делались наши железобетонные изделия. Конечно, качество оставляло желать много лучшего. Поверхность бетона была неровная, подножники получались тяжелее положенного, но зато к концу октября все порученные нашему полигону полторы тысячи были готовы, и даже сотни на полторы было сделано больше для страховки.

Уже в августе началась вывозка нашей продукции на трассу. Перед Октябрьскими праздниками, когда на полигоне оставались последние подножники, а бригады отправлялись на трассу и подстанцию. Произошло наводнение из-за ледяных заторов. Ангара начала подбираться к нашему полигону. В аварийном порядке его эвакуировали день и ночь. И когда шуга полезла на берег, на территорию полигона, там уже почти ничего не осталось. Так наш полигон, выполнив свою задачу, перестал существовать.

Сейчас, когда вдруг окажешься на берегу Братского моря, на мысе Пурсей и посмотришь на огромную гладь воды или белую снежную равнину, живо представляешь себе, что где-то там, на стометровой глубине лежит наша площадка, где стояла «Контора по заготовке железобетонных рогов и копыт», А рядом соседствовала «мошкодавка», база участка энтомологов под руководством профессора Гребельского. По мнению жертв мошки «мошкодавы» только раздражали мошку, доводили ее до исступления, и та кидалась на нас и грызла, грызла, грызла.

Мошку «давили», вернее отпугивали с автомашин, на кузове которых устанавливалась цистерна со смесью керосина с дустом, Сзади было устройство с форсункой, где эта смесь сгорала. Дым, насыщенный дустом, вырывался струей. Машина медленно шла по дорогам поселка и стройплощадкам. За нею – дымовая завеса. Ребятишки толпами бегали за этими машинами, дыша дымом. Дым рассеивался, а мошка опять принималась за свое. Реже использовался самолет, разбрызгивался раствор дуста, но этот способ тоже был малоэффективен. Существовало оправданное мнение, что мошка снижала производительность труда строителей на 30 процентов. В помещениях мошка не кусала. Но между оконными рамами в магазинах, клубах, школах, жилых домах был всегда толстый слой трупов мошки. Мучила она нас до момента затопления Падунского порога – ее гнездилища, ее инкубатора.

А еще рядом с нашим полигоном была столовая – наша кормилица. Она кормила нас какими-то приступами. То вдруг пойдет период сплошной «гидрокурицы» – камбалы, «и жареной, и пареной, и так кусками», то приступ консервированного поросенка в желе, которого мы прозвали «поросенок в железе», а то вдруг появятся консервированные ананасы (правда, без рябчиков).
А дальше шли жилые палатки Зеленого городка. Мы вспоминаем и наши очаги культуры: клуб «Геолог», где крутили кино, танцплощадка, а позже появился и клуб «Ангара», в котором выступала наша художественная самодеятельность, иркутские и столичные артисты.

Среди палаток были оборудованы спортивные площадки. Волейболисты играли в накомарниках.

И работали в накомарниках, а также мазались резко пахнущим диметилфтолатом, который попадая на слизистую, вызывал жжение.

Вспоминается книжный магазин в Зеленом – небольшой дощатый домик, насыщенный богатейшими изданиями. Многие из него почерпнули подписные издания классиков мировой литературы, основали прекрасные домашние библиотеки.

А дальше перед самой деревней Падун, напротив огромного острова Инкей, отделяющего от основного русла Ангары левобережную протоку, располагалась наша лодочная станция. Здесь помимо простых прогулочных лодок, были шлюпки (морские ялы), байдарки и даже суда для академической гребли, словом, все для занятий спортом, водным туризмом. А неспортсмены и нетуристы на прогулочных лодках, которые выдавались на прокат бесплатно, переплывали через протоку на Инкей кормиться смородиной и кормить огромных лохматых рыжих комаров.
Да! Многое вспоминается на мысу Пурсей. Там, в глубинах моря прошла наша трудовая, трудная и веселая молодость, Мы там мечтали о великой ГЭС. Ведь это счастье – жить, осуществляя свою великую мечту».

Сегодня те, кто жил в Зеленом, вспоминают о нем с большой теплотой.
Вот Крикор Гайкович МАМДЖЬЯН. Приехал строить Братскую ГЭС со строительства Камской ГЭС вместе с бригадой. В Зеленом они жили в палатке номер 68. Сначала жили без семей, потом, когда к ним приехали семьи, они разгородили палатку одеялами на «комнаты» и жили, как в дружной семейной коммуналке. Здесь они прожили 8 месяцев, с января 1955 года.

Бригада Лядова Федора Михайловича, в составе которой приехал и Мамджьян, изъявила желание поехать на строительство Братской ГЭС полным составом. Первая работа, которую бригада выполнила, строительство и монтаж линии связи от почты старого Братска до контор и жилых помещений Заверняйки. Потом пошли различные электромонтажные работы и строительство линий электропередач. Запускали дизельные электростанции. Словом, осуществляли самое первое электроснабжение. А после работы и в выходные всей бригадой строили для себя жилой дом из бруса. Тогда эти брусовые дома вдоль главной улицы Зеленого Ангарской строили все: и электромонтажники, и экскаваторщики, и бульдозеристы. Строили на скорую руку. И без всякой отделки помещений вселялись. В двухкомнатные квартиры – по две семьи, в трехкомнатные – по три.

Инженеры Анастасия Михайловна СОЛОМАТОВА и ее муж Николай Михайлович ПАРИЙ приехали в июле 1955 года, имея уже некоторый опыт работы на строительстве. С ними в палатке жили 8 семей. Этим 9 семьям выдали со склада палатку. Они сами ее установили и стали жить.

Палатка была разделена на 9 «комнат» шторами из одеял. Посредине стояла большая железная печь, которую топили зимой круглые сутки. Жили дружно. И когда эти семьи расселили в сборные щитовые дома, построенные в Зеленом позже, продолжали дружить семьями. Анастасия Михайловна и Николай Михайлович – люди спортивные, закаленные, купались в Ангаре до ноября.
СВИРИДОВЫ Валентина Сергеевна и Николай Алексеевич приехали на строительство Братской ГЭС по вызову. Николай Свиридов, опытный механизатор, раньше работал на Севере под начальством И.И.Наймушина. Жили тоже в семейной палатке. Николай работал в управлении механизированных и дорожных работ (УМДР), которым руководил Чудотворцев В.М., а Валя – в техотделе Падунского СМУ. Активно работала в комитете комсомола Падунского СМУ.

ДРОВНЕНКО Николай Прохорович был направлен на строительство Братской ГЭС Усть-Удинским райкомом комсомола по комсомольской путевке в первой тысяче посланцев комсомола Иркутской области. Это было в июле 1955 года. Его, бульдозериста направили в УМДР:
– Поселили меня в палатку номер 93. Здесь нас проживало 20 человек разных специальностей (строители, шофера, бульдозеристы). Жить было трудновато: летом – духота, зимой круглосуточно по очереди топили печку. Но мы были молоды, нам все было нипочем. Коллектив подобрался хороший. Никогда не было ни пьянок, ни драк. Вечерами ходили на танцы, в кино в клуб изыскателей «Геолог». А потом появился и наш большой клуб «Ангара». Работал я на разных объектах будущего поселка Падун. Зимой расчищал ледовую дорогу от Зеленого до Братска.
НОВИКОВЫ Тамара Петровна и Николай Павлович приехали из Усть-Кута 12 января 1955 года. С месяц поработали в Братсклесе, а с февраля перебрались в Зеленый. Стали работать в Падунском СМУ. Начальник СМУ И.А.Степко предложил Тамаре, бухгалтеру по специальности, работать политвоспитателем в палаточном городке. Беспокойная, но интересная работа с молодежью стала получаться. Тамара Петровна вспоминает, что за все время работы воспитателем в Зеленом городке, ее подопечные совершили только один неблаговидный проступок. В одной из палаток двое рабочих порвали скатерть на портянки. Это «ЧП» обсудили и выбрали старостой палатки человека постарше всех, недавно освободившегося из заключения.

Он скоро навел в этой палатке надлежащий порядок. И при очередном подведении итогов соревнования по культуре быта между палатками этой палатке было присуждено первое место.

Палатки не запирались, да и не было смысла, поскольку в них можно было проникнуть даже через «стену».

Николай Павлович работал механиком в Падунском СМУ. В марте прошло комсомольское собрание СМУ, на котором его выбрали секретарем комитета комсомола. Николай вспоминает, что ему пришлось со своим комитетом провести большую черновую работу, выявить и поставить на учет всех комсомольцев. Численность комсомольцев выросла до 300 человек. Во всех подразделениях и организациях Зеленого городка создали первичные комсомольские организации.
Организовали комсомольско-молодежные бригады: А.Карнаухова, А.Бояршинова, В.Игнатьева, В.Юргенсона и др. Начали работать спортивные секции: бокса, под руководством Ю.Ключникова, стрелковой руководил Е. Крыжановский, мотосекцией – Олег Верещагин. Художественную самодеятельность возглавляла Тамара Новикова. Активно работала бригада содействия милиции. Регулярно выпускались стенгазеты и боевые листки. Нужен был клуб. Сначала приспосабливали разные помещения, но потом появился большой клуб «Ангара», построенный из гаражных конструкций. В этом новом клубе провели собрание, в котором участвовал Иван Иванович Наймушин и секретарь Иркутского обкома комсомола А.Власов. Зал был переполнен.

Николай считает самой главной заслугой работы комитета то, что при создании новых организаций в них уже были работоспособные комсомольские группы. Надо отдать должное партийным руководителям Агееву Г.Е., Черепанову В.Г., оказывавшим комсомольцам большую помощь. Здорово помогал комсомольцам художник Коля Сластенко.

Воспоминания десятков бывших жильцов палаточного городка можно было бы продолжать и продолжать, но…

Завершить все это хотелось бы выдержкой из дневниковых записей Зои ЯН-ФА, тогда 19-летней девушки, восторженной мечтательницы, приехавшей на дикие берега Ангары, на строительство величайшей в мире Братской ГЭС:
"27 сентября. И холодно, и хлябь! А сегодня такое событие: У нас в «Ангаре» в Зеленом дают «Даму с камелиями». Московский театр Станиславского и Немировича-Данченко. Я не знаю, сколько вмещает в себя это клубное помещение, которое было ангаром для машин, но думаю, человек 700. Подумать только, здесь в такой далекой дали, где и жилья-то как такового нет, где тайга, шум Падунского порога, нет асфальта, разжиженная красная глина на дорогах, где и вечернего платья одеть некуда, именно здесь московский театр дает для нас, вот этих ребят, что без удержу работают во имя мечты и веры в будущее, классику по роману Дюма..

И мы слушаем музыку, изумительные голоса, и в душе и сердце надолго поселяется праздник! Это здорово!»

Собрал воспоминания Б.Сальников, которому довелось, работая прорабом в управлении строительства промышленных сооружений, построить последнее промсооружение в Зеленом – небольшую котельную для обогрева клуба "Ангара" в последний период его существования. Поселок уже готовился к сносу, когда сдавался в эксплуатацию этот объект…

Погода
Погода в Братске


70-летию Победы

MapBratsk

Драматический
                   театр

Дворец Искусств
Библиотеки
Музеи

Каталог сайтов
              Братска

Имена Братска
Братск
      православный

Межпоселенческая
 библиотека
  Братского района


БайкалНави

Электронная
   карта Братска

2gis на БСТ
Городские камеры

По интересам
показать
Форумы
показать
Порталы
показать
Администрация
показать
СМИ
показать
Инф. на сайте
показать

HomeNet
BratskSu

146512