Из истории формирования топонимии

Географические названия возникли и развились исторически. Формирование их тесно связано с историей общественного и экономического развития края, поэтому корни многих названий уходят в глубокую древность.

На территории Иркутской и Читинской областей на протяжении многих веков менялись исторические условия, происходили сложные общественные процессы - передвижение и смещение различных народов и племен, обладавших различной языковой культурой. В этом длительном водовороте общественных событий и скрещиваний языков происходило формирование топонимии края. При этом каждая появившаяся народность, усваивая и сохраняя прежние географические названия на языке своих предшественников, в то же время вносила в топонимию края новое на своем языке, изменяла и модифицировала структуру прежней топонимии, создавала новый топонимический пласт. Иногда эти видоизменения были настолько сильными, что форма и смысл некоторых древних топонимов дошли до нас в искаженном до неузнаваемости виде, например, Сибирь, Ока, Китой, Лена, Олекма, Арахлей, Ербогачен и т.п.

В результате этого процесса на территории названных областей образовалась сложная топонимия, наслоение географических названий различного языкового происхождения: палеоазиатского, эвенкийского, самодийского, тюркского, бурятского и русского.

Сравнительно древними географическими названиями, имеющими наибольшее распространение на территории Иркутской и Читинской областей являются топонимы эвенкийского происхождения. Они широко распространены в таежной зоне - в бассейнах рек Ангары, Лены и Амура, в северном Прибайкалье. Вкрапления эвенкийских названий встречаются и в других частях области - в Саянах, в бассейне Селенги, в южной половине Байкала. Значительное территориальное преобладание эвенкийских топонимов свидетельствует о том, что тунгусоязычные племена были широко распространены на территории наших областей в давно минувшие времена.

Наиболее отличительными признаками, позволяющими распознать эвенкийские названия, являются различные суффиксы и частицы при эвенкийских топонимах. Например, -кан, -кэн - суффиксы уменьшительной формы: Ангара - Ангаркан, Витим - Витимкан, Чита - Читкан; -нга, -ндя - суффиксы почтительного отношения, увеличительной формы: Биранга, Бирандя - "Большая речка", также Киренга, Катанга, Орлинга, Каренга, Хапчеранга, Акшанга; - чан, -чон, -чэн - суффиксы пренебрежительности: дэткэн - "болото", Дэткэчен - "болотишко", буга - "местность", а Бугачан - "плохая местность", но бугарихта - "исключительная местность"; -кит - суффикс, обозначающий место действия: дава - "перевал", давакит - "место перевала", анам - "лось", Анамкит - "место охоты на лося или река, где бывают лоси", гори - "линька гусей", Горкит - "место гусиной линьки", олло - "рыба", Оллокит - "рыбное место"; -ма - суффикс имени прилагательного: -мо - "дерево", Мома (Мама) - "деревянный" (лесистый).

Большое распространение на территории Иркутской и Читинской областей имеют также бурятские географические названия. Они территориально в основном совпадают с местами современного расселения бурят: на юге, начиная с Саянских гор и российско-монгольской границы, бурятские топонимы прослеживаются на север до Братского, Нижнеилимского, Жигаловского и Киренского районов Иркутской области, до Читинского, Карымского, Шилкинского, Нерчинского и Сретенского районов Читинской области. На западе они встречаются в бассейне р. Уды (Чуны), а на востоке ограничиваются р. Аргунью.

Характерными признаками бурятских географических названий является присутствие в них: 1) бурятских нарицательных терминов: гол - "река", "долина", усун (угун) - "вода", нур (нор) - "озеро", булаг - "родник", дабан - "перевал", жалга - "овраг" и т. п.; 2) прилагательных: цаган - "белый", хара - "черный", шара - "желтый"; суффиксов и окончаний: -та, -тэ, -то, -тай, -той; -хан, -хэн, -хон; -гар, -гэр, -гор и другие. Бурятские названия перекрывают эвенкийскую топонимию, что указывает на более позднее появление бурятской топонимии в пределах наших областей, особенно в их северных районах.

На западе Иркутской области, в бассейне р. Бирюсы, встречаются названия с окончанием на -шет, -чет: Тайшет, Туманшет, Алгашет, Камышет, Акульшет, Ингашет, Черманчет, Чивильчет, Черенгачет, Шегашет, Полинчет, Саранчет, Черчет и другие. Слова шет, чет на языке давно ассимилированного племени котов, близким к современным кетам (енисейским остякам), означает "река" ("вода").

В Саянах, в верховьях рек Оки, Ии, Уды и Бирюсы, значительное распространение имеют названия тюркоязычного происхождения, осмысливаемые на языках тофаларов, сойотов и соседнего с нашей областью народа - тувинцев, а также встречаются они и в районах, смежных с Якутией (Катангский и Бодайбинский районы в Иркутской области, Каларский район в Читинской области). Тюркские названия, правда очень редко, встречаются в Прибайкалье, например, Байтаг - гора в Эхирит-Булгатском районе, Байда - местность на берегу оз. Байкал. Где имеются пещеры, в которых жили древние тюркские племена - курыканы, Байдара, Баймак, Байты, Байхор, Байсуг, Байут, Байган, Байшин и т. д., в которых элемент бай - "богатый", "большой" восходит к топонимии, отраженной в Орхонских надписях VII-VIII вв. н. э., т. е. к эпохе древних жителей Прибайкалья - курыканов. Тюркскими являются названия: Каштак - местности вблизи Иркутска и Читы, где имеется ключ, Култук - залив на Байкале. Кая - скалистая гора вблизи Иркутска, Кутул (кутал, куталь) - перевал, дорога через невысокий хребет в Ольхонском районе. Такого же происхождения и название Кутулик. Вниз по Ангаре тюркоязычные названия спорадически встречаются до Усть-Удинского района (гора Киткай). Также тюркоязычными являются названия Манхай, Кашхай, Хайра, Атхай, Ташкай, Абхай, Талахай, Сарыктхай и другие, где элементы хай (кай) значат "скала" и "утес", чем действительно характеризуются названные местности. Такие названия, как Тетерях или Тетериха (от искаженного Тет-Юрях), Тарын-Юрях, Кюсть-Кемда и т. п. Являются безусловно якутскими.

Наличие тюркоязычных топонимов на территории наших областей, в частности в районах Прибайкалья и Приангарья, свидетельствует о былом обитании в этих местах тюркских племен: во-первых, вероятных предков современных якутов, во-вторых, тех тюркских племен, которые проникали сюда через Саяны и ассимилировали проживающие здесь самодийские и другие племена (например, тофаларов в Иркутской области).

Русские географические названия на территории Иркутской и Читинской областей, как и вообще Сибири, являются новым элементом, количественно богатым наслоением на древнюю топонимию. Они возникли постепенно, по мере освоения и заселения необжитых или слабо населенных территорий Сибири русским и другими славянскими народами.

Появление русских в Сибири не вносило коренной ломки в структуру топонимии края, так как сам процесс заселения и присоединения Сибири к России был относительно мирным. Русские не вытесняли аборигенов из обжитых местностей со сложившейся топонимией, а заселяли свободные, необжитые земли, которые не имели по существу своей собственной топонимии. Поэтому русские названия относятся к сравнительно мелким географическим объектам, которые к моменту прихода их были безымянными или имели неустойчивые названия. Это малые реки, речки, озерки, небольшие топографические объекты и т.п., тогда как более или менее крупные географические объекты у нас, как правило, имеют нерусские названия. Исключение составляют поселения пашенных крестьян: основанные крестьянами деревни получали русские личноименные наименования. Таких названий особенно много в районах первоначальной земельной колонизации, т. е. там, где в VII-XVIII вв. оседали пашенные крестьяне, осваивая хлебопашество: по долине р. Илима, в бассейне верхней Лены и по долине Ангары ниже бывшей территории Балаганского района до Братска, по Ингоде и Шилке. В этих районах сначала возникали так называемые "деревни" в один-два двора, названные по именам основателей: Жигаловская, Марковская, Доронинская, Дунаева, Бочкарева, Лескова, Погодаевская, которые затем разрослись в крупные села - Жигалово, Марково, Дунаево, Каймоново, Распутино и т. п.

Населенные пункты - остроги, слободы, - имевшие административно-управленческое, торгово-ремесленное или другое общее для жителей края значение, носили местное название по наименованию реки, местного племени: Братск, Илимск, Балаганск, Верхоленск, Иркутск, Нерчинск; слободы Оекская, Кудинская, Читинская, Акшинская и др. Слободы эти в XIX в. стали селами с сельским управлением и церковным приходом, но при этом названия их приняли форму Оек, Куда, Усто-Уда, Бельск, Голуметь, Чита, Акша.

Населенные пункты, возникшие в XVIII в. как притрактовые станции, также имели местные названия: Тулунская, Куйтунская, Кимельтейская, Заларинская, Черемховская, Кондинская, Шакшинская, Урульгинская и другие. Затем эти станции стали крупными селами (или городами) с наименованием от чистой основы: Тулун, Кйтун, Залари, Урульга.

Строительство Транссибирской железной дороги сопровождалось появлением новых населенных пунктов - пристанционных поселков. В пределах Иркутской области трасса железной дороги в основном проходила вдоль линии московского тракта, и поэтому железнодорожные станции основались у притрактовых станций с теми же наименованиями. Иначе было в Читинской области: здесь железная дорога проходила в стороне от старых трактов и поэтому возникшие новые поселки именовались названиями местных природных объектов: Хилок, Могзон, Сохондо, Яблоновая, Хадабулак, Борзя, Харанор, Шилка и другие; лишь Андрияновка - по имени изыскателя трассы строящейся железной дороги. Бурятская - по этнониму. Все эти поселки основаны в конце XIX и начале XX в.

Вокруг крупных центров - Иркутска, Братска, Илимска, Нерчинска возникали в XVII-XVIII вв. деревни служилых людей, перешедших на поселения, или пашенных крестьян, получивших земельный участок в пригороде. Они основали поселения, названные их фамилиями: Мельниково, Глазково, Грановщина, Исаково, Погодаево, Игнатьево, Дунаево, Казаново, Галкино.

Населенные пункты русских, возникшие в период переселенческого движения (XIX-XX вв.), носят местные названия, чаще всего названия рек: Икей, Изегол, Хор-Танга. Кирей, Катарбей, Ишидей и другие. Эти местные названия давались участкам земель, заранее нарезанных для переселенцев. Иногда участки для новоселов назывались нарицательными именами: Участок, Елань, Паберега, Ключи, Новосельская. Некоторые переселенцы перенесли сюда названия местности, откуда они прибыли. Так возникли селения: Московщина, Рязанщина, Киевский, Гродненский, Полтавский, Дубрава, Воронежский Конец (часть деревни Харюзовки).

Среди русских населенных пунктов встречаются селения под названием Ясачная и Карымская. Этими названиями именовались деревни, которые были заселены семьями от смешанного бурятско-русского или эвенкийско-русского брака. Обрусевшие или обурятившиеся потомки таких семей назывались у бурят карымами, у русских - ясачными. К этой группе селений также относятся Шаманово, Долоново, Тунгуска, Бажей и другие селения, в прошлом бурятские или эвенкийские, жители которых обрусели, смешались с русскими. Но нерусские названия селений сохранились.

В XVII-XVIII вв. для работы на монастырских землях и предприятиях Иркутского, Вознесенского, Знаменского и Киренского монастырей привлекались гулящие люди, крестьяне, "новокрещенные" буряты и тунгусы. В результате на этих землях возникли деревни под названиями: Монастырская, Знаменская (Знаменка), Введенская (Введенщина), Вознесенская (Вознесенское) и т. п.

В Забайкалье, особенно в Нерчинской Даурии, в XVIII-XIX вв. на основе разработки месторождений рудных полезных ископаемых возникли многочисленные поселения - рудники и заводы: Нерчинский, Газимурский, Горный, Зерантуй, Кличкинский, Александровский и другие. Первооткрыватели месторождений полезных ископаемых и основатели горно-заводских предприятий оставили свои имена в географических названиях Читинской области: Базаново, Яковлевск, Ивановка, Быково, Домасово, Почекуй, Карпово и другие. С развитием горно-заводской промышленности были связаны и такие названия: Алтачи и Алтан ("золотой"), Оловянная, Шерловая, Золотая, Золотоноша, Оловорудник, Золотая Горка, Джида ("медный"), Кассетеритный Ключ, Шпатовые Горы, Бриллиантовая Падь, золотая Каменушка, Железный Кряж, Железница, Серебрянка и т. д.

Многие географические названия указывают на характерные особенности природы данной местности: Аршан - "минеральный источник", Налюр - "слабо покатое, ровное место", Нуга - "луговой", Бабагаита - "медвежий", Слюдянка - "месторождение слюды", Выдрино, Березовый, Кручина, песчаная, Снежная, Усолье, Кедровая, Степной, Увальная, Гольцовая и т. д.

Много у нас названий, связанных с историческими событиями, происходившими в данной местности, например: Вихоревка, Апрельск. Мадьярский городок, Кондуйский городок и другие, с именами ученых, путешественников, революционеров и других исторических личностей (г. Шелехов, пос. Кропоткин, хр. Черского, с. Алымовка, пос. Артемовский, с. Чехова, пос. Чекановский, с. Тургеневка и т. д.).

Мы являемся свидетелями возникновения новых географических названий, вызванных нашей социалистической эпохой, экономическим и культурным развитием края. Строительство поселков и городов, открытие и освоение новых географических объектов сопровождяются появлением новых названий, принципиально отличных по своему содержанию от старых. Так, на географической карте Иркутской области в наше время появились населенные пункты: Идеал, Ангарск, Октябрьский, Шелехов, Железногорск-Илимский, Бирюсинск, Байкальск и т. д., появились Иркутское и Братское моря. В Читинской области выросли замечательные города и поселки: Балей, Шерловая Гора, Чернышевск, Первомайский, Хапчеранга, Ульхун Партия, Октябрьский, им. XI-летия Октября и т. д. Сколько поселков возникло вокруг Иркутска, Читы, Братска, Усолья-Сибирского, Петровск-Забайкальска, вдоль железных дорог Тайшет - Лена и Иркутск - Слюдянка, встречаем населенные пункты: Гончарово, Дачная, Большой Луг, Таежная, Подкаменная, Глубокая, Андрияновка, Перевал и другие, возникшие буквально в дремучей тайге за последние десятилетия. В еще более дремучей тайге вырастают Усть-Илимск, Игирма, Тушама, Хребтовая и другие географические объекты. Новые географические имена нашей страны говорят о бурном развитии производительных сил, о росте народонаселения и населенных пунктов, о преобразовании природы человеком.

Одновременно с этим старые названия, связанные с именами "святых", царей, капиталистов, исчезли с географической карты, стираются из памяти людей. Например, поселок Ленино раньше назывался Иннокентьевская - по имени епископа Иннокентия, якобы ставшего после смерти "святым"; поселок Надеждинск, носивший имя золотопромышленника Надеждина, переименован в Апрельск - в память о Ленском расстреле рабочих в апреле 1912 г.; предместье Марата в Иркутске раньше называлось Знаменским, так как здесь находился Знаменский женский монастырь.

Первоначальная официальная географическая номенклатура нашего края установилась в XVII в. благодаря трудам русских землепроходцев и первого картографа Сибири С.У. Ремезова. Она составила основу всей последующей современной топонимии. Процесс присоединения Сибири к России сопровождался и процессом создания географии и картографии присоединяемых земель. Многочисленные "отписки", "росписи", "росписи именные", "чертежи", "челобитные", "чертежные росписи", "расспросные речи" и другие записи, сделанные русскими землепроходцами на открытых ими землях в Сибири, явились исходными первыми топонимическими документами, навеки закрепившими наименования географических объектов, прежде всего рек и озер (гидронимов), человеческих поселений.

Замечательным венцом большого фактического материала по географии Сибири, накопленного усилиями русских землепроходцев в течение XVII в., явилась "Чертежная книга Сибири" С.У. Ремезова. В ней зафиксированы наименования рек, озер, рассох (горных хребтов), дорог, русских населенных пунктов (городов, острогов, слобод, деревень, монастырей, зимовий), места проживания бурят, эвенков, коттов и других народностей Сибири, места промысла, разработок полезных ископаемых и т. д.

Географические названия, зафиксированные русскими в XVII в., впоследствии почти полностью были закреплены как официальная номенклатура, применяемая в картографии, административно-территориальном устройстве и в других официальных документах, и прочно вошли в употребление разноязычного населения края.

Содержание